?

Log in

kotonos

«Вибратор» - почти гоголевский «Нос»

 
"Теперь он проварился достаточно.
Монах горько усмехнулся. Он подумал, что если бы кто подслушал эту фразу, то никогда бы не догадался, что речь идет о носе. Нос же, ошпаренный кипятком, зудел, словно его кусали блохи.
Монах извлек нос из дыры в блюде. Ученик взгромаздился на этот нос, от которого еще поднимался пар, и приянлся обеими ногами топтать его изо всех сил... Время от времени ученик жалостливо спрашивал:
- Вам не больно? Врач предупредил, чтобы топтать сильно. Больтно вам? Надо, чтоб было больно... а потом проварим нос еще раз"
(Акутагава Рюноскэ, "Нос")
Книга сотрудника государственного академического Кубанского казачьего хора Игоря Васильева "Сны Великого Свободного" уже вторая по счету за каких-то несколько месяцев. Есть в ней один весьма примечательный рассказ - "Вибратор". А примечателен он тем, что несмотря на секс-шоповский заголовок напоминает "Нос" Гоголя и одноименное произведение Акутагавы. Напоминает не сюжетной линией, а неким ощущением... В рассказе Васильева вибратор можно считать "единственным положительным героем" сего повествования. Вибратор - такая же расхожая вещь, как, например, гоголевская "Шинель", на фоне которой показано мелочное унижение маленького человека считай всеми окружающими. Можно, пожалуй согласиться с  литературным критиком Анной Мамаенко, которая написала в предисловии к книге Васильева: "Одной из дискуссионных линий повествования становится тема "маленького человека", внезапно обретшего власть и компенсирующего собственное ничтожество за счет унижения окружающего... Персонаж новеллы "Вибратор", Сергей, пьянствует и избивает жену, серьезно полагая, что именно в таком образе жизни заключается "Казацкая доблесть".
Мне же понравился образ любопытной старухи Семеновны, которая "бормочет и жует губы", по случаю, "опрокидывая в свой морщинистый рот рюмку за рюмкой". А ее ханжеская нега при нежданной обнаружении импортной игрушки? Ее она продемонстрирует с "энтузиазмом Шлимана,  открывшем Трою". В этой метафоре чувствуется, что автор новеллы - историк. В конце его повествования звучит тонкий сарказм, когда автор как бы мимоходом сообщает, что когда разоблаченная Светлана уходит от мужа к родителям, то вместе с сынишкой, ценными вещами и всеми деньгами она непременно забирает и вибратор... Да впрочем послушаем самого рассказчика. Тем более, что эта новелла И. Васильева совсем короткая. 

«Свадьба Сергея и Светланы была недорогой, но шумной и пьяной. Недавно прошел дефолт, и станичники хотели забыться.
Сергей, член местного казачьего общества, был в форме. В ней он походил на изумленного петуха Светлана, навалясь на стол пышной грудью, истерично смеялась. Она смотрела, как друзья Сергея то начинали бить друг другу морды, то обнимались и целовались. Семеновна, мать Сергея, опрокидывала в морщинистый рот рюмку за рюмкой. Иногда она медленно поводила остекленевшими глазами. Когда кто-нибудь из напившихся падал, на ее лице появлялось подобие улыбки.
Потянулось супружество. Сергей работал шофером при местном магазине, Светлана- там же продавщицей. После работы она шла домой, убирала и стряпала под тихое ворчание свекрови. Его Светлана скоро научилась не замечать.
Сергей любил сидеть с казаками на лавочке в центре станицы. Там они не спеша пили самогон, гордо обводя все вокруг пьяными глазами. «Это ведь наше! Отцовское, дедовское!». Казаки били себя в грудь и кричали. Бегали за самогоном. Торговец-курд брезгливо отвешивал им полторашки... В долг он не давал. И, чуть что, грозил позвать сородичей.
Казаки с самогоном возвращались на лавочку. Опрокидывали по стаканчику. Тут же спины их распрямлялись, а глаза вспыхивали лихорадочным огнем. Из глоток лился густой мат. Подробно обсудив свое величие и ничтожество всех остальных, казаки расходились по домам.
Возвратившись, Сергей обычно некоторое время бессмысленно топтался на кухне. Потом шел в спальню. Светлана уже была в постели. Сергей раздевался и вползал на нее огромным неуклюжим червем.
Вскоре у них родился сын. Мать хотела назвать его Мишей. В честь деда. Но Сергей с неожиданным упрямством настоял на имени Константин.
– Читал я в газете нашей, в казацкой. Большой человек такой был. С казаками что-то делал.
– Большой, так большой! – махнула рукой Светлана.
Прошло несколько лет. Подрос Костя. Сергей все так же пил с казаками. Светлана работала в магазине и хлопотала по хозяйству. Семеновна следила за Светланой, бормотала и жевала губы. Приходя домой с «казачьей беседы», Сергей больше не заползал на Светлану. Он валился кулем на кровать и тут же засыпал. С одной стороны, Светлане стаю легче и удобней. С другой – чего-то не хватало. Но после мужа на других мужиков ее уже не тянуло. Но и с женской тоской надо было бороться. Как? Подсказала одна из многочисленных телепередач.
Светлана достала деньги из заначки и поехала в город. Там она зашла в секс-шоп, тот, что возле базара. Купила вибратор. Новенький, простой в обращении. Вернувшись домой, Светлана передохнула и уединилась в туалете с новой игрушкой. Результат превзошел все ожидания.
С тех пор прошло полгода Вибратор был удобен, легок и не вонял. Семеновна стала замечать, что невестка стала веселей и спокойней. Она даже похорошела. «Хахаль, хахаль у нее» – решила свекровь.
Однажды, когда Светлана была на работе, Семеновна устроила обыск. Она искала записки и подарки. А нашла импортную игрушку. Помяв пальцами насадки, Семеновна покачала головой. Когда сын приехал на обед, она продемонстрировала ему свою находку с энтузиазмом Шлимана, открывшего Трою.
– Смотри, чем твоя Светка занимается!
Сергей сначала ничего не понял. Потом побагровел.
– Потомственного казака жинка! И с американским прибамбасом изменяет! Хватив стакан самогона, он принялся обзванивать своих приятелей-казаков. Вскоре они все собрались на любимой лавочке. Сергей стоял перед ними, и, размахивая руками, вещал о падении Светланы. Казалось, его вдохновенный голос разносится по всей станице. 
– Вот такая балда! – Сергей широко развел руки. – Резиновая! Скорости переключать можно!
Казаки качали головами и матерились. Их глаза возбужденно блестели.
– Пороть ее, суку, надо! Пороть! Голую! Прямо здесь!
Пошли за очередной полторашкой самогона. Потом еще. Незаметно наступил вечер.
Внезапно Сергей увидел жену, как ни в чем не бывало идущую с работы.
– А-а-а, стой! – завопил он и бросился к Светлане. За ним – все казаки. Светлана в недоумении захлопала глазами. Ее тут же схватили и потащили к лавочке, на ходу срывая одежду.
– Помогите, насилуют! – завизжала Светлана не своим голосом. На ее крик стали собираться любопытные станичники.
Светлану грохнули на лавку лицом вниз, так, что из носа потекла кровь. Муж тут же схватил услужливо поданную нагайку. И принялся остервенело хлестать голую беззащитную спину. Светлана глухо завывала. Сергей так старался, что часто попадал по своим товарищам, которые держали жену. Наконец ему засветили в глаз и отобрали нагайку. Во время этой возни Светлана вырвалась и побежала. Гнаться за ней никто не стал.
Возбужденные казаки радостно галдели.
– Так им, бабам, и надо. Так! По-казачьи! Серега, ставь самогон! 
Сергей, нетвердо переставляя ноги, отправился к суровому курду. Вернувшись, он скоро заснул прямо на лавке.
Тем временем Светлана уже водворилась к своим родителям. С собой она захватила все деньги и ценные вещи, вибратор и сына Костю.
После ухода жены Сергей запил еще больше. Его выгнали из шоферов, и он подрядился грузчиком в том же магазине. Однажды Сергей оттаскал за волосы Семеновну, которая без сожаления сдала его участковому. Братья Светланы периодически вылавливали Сергея на станичных улицах и били. Казаки на лавочке по-прежнему пили и толковали о собственном величии. Теперь они часто обсуждали еще и бабское коварство...»


Comments

ЖЖ сообщество сильнО, интересно вас почитать, спасибо вам!!!